RSS

Блог

Ответы на вопросы о Митовитан

Свежая лекция о Митовитане из первоисточника, кратко и занимательно. Возможно именно в этом ролике Вы найдёте ответы на свои вопросы. Если ли же они всё равно останутся или появятся новые, мы всегда рады пообщаться с Вами!

Журнал Forbes о Митовитан: Отменить смерть. Может ли человек бросить вызов своим генам

15 декабря 2017 г. вышла статья в известном журнале Forbes о проекте Скулачева. 

Теоретически живые организмы могут жить очень долго, практически вечно. Откуда же взялось у живых существ столь неприятное свойство, как смерть?

Ознакомиться со статьёй и почерпнуть что-то новое о теории старения и новейших разработках в этой области.

Зарегистрируйтесь и получите скидку на покупку Митовитан

Приятная новость!

Получить скидку на покупку Митовитан могут все зарегистрированные покупатели.

Введите промокод: HappySKQ

в корзине при оформлении заказа.

Восхитительный вкус мёда-суфле Peroni в подарочной баночке при покупке MitoVitan®/ МитоВитан®

Только этой осенью при покупке MitoVitan®/ МитоВитан® Вы получаете в подарок баночку мёда-суфле Peroni.
Роскошный уход за кожей лица вместе с омолаживающей сывороткой MitoVitan®/ МитоВитан® и изумительный вкус мёда для отличного настроения

Ионы Скулачева
На рубеже 1960- 70-х гг. В.П. Скулачев и его коллеги в МГУ совместно с группой профессора Е.М. Либермана в Академии Наук СССР были заняты проверкой справедливости хемиосмотической гипотезы П. Митчелла (Нобелевская премия по химии за 1978 г.), постулировавшего наличие разности электрических потенциалов на мембране митохондрий. Результаты этой работы, опубликованные в журнале Nature (222, 1076-8), показали, что некоторые соединения - липофильные катионы (например, ионы фосфония), способны адресно проникать в митохондрии, движимые электрическим полем на митохондриальной мембране (знак "минус" внутри митохондрии). В 1974 г. такие соединения были названы известным американским биохимиком Д. Грином "ионами Скулачева".
Запрограммированное старение
Существует множество гипотез старения. Наиболее распространенной и убедительной из них считается свободно-радикальная концепция Д. Хармана, предположившего, что ведущую роль в ослаблении жизненных функций с возрастом играет окисление биополимеров активными формами кислорода (АФК). В нашей стране это направление развивал замечательный российский биохимик Н.М. Эмануэль. В соответствии с этой гипотезой было установлено, что при старении возрастает уровень окисленности ДНК, белков и липидов. Подобная ситуация может быть следствием увеличения в старости продукции АФК или ослаблении антиооксидантной защиты, либо просто длительности повреждающего воздействия АФК, пропорционального возрасту организма. Читать дальше -->
Новые данные о замедлении работы программы феноптоза
Ученые МГУ раскрыли секрет долголетия «голых землекопов». В одном из самых престижных мировых научных журналов — Physiological Reveiws — вышла статья биологов и математиков МГУ в соавторстве с немецкими зоологами из Берлина, в которой группа ученых под руководством академиков РАН Виктора Садовничего и Владимира Скулачева высказала и обосновала неожиданную гипотезу, объясняющую феномен замедления старения и исключительного долголетия одного из самых загадочных млекопитающих — африканского грызуна голого землекопа (Heterocephalus glaber). Согласно гипотезе... Читать дальше -->
Уважение и восхищение, добрые улыбки близких людей продлевают молодость

Порою так сложно удивить любимых и выбрать интересный подарок. Как встретить День Всех Влюбленных по-новому? Что подарить на 8 марта? Чем порадовать на День Рождения?

Для любого торжественного случая есть универсальное решение - просто напомните дорогому человеку о лучшем времени жизни. Может быть, тогда все было легко и беззаботно, а может, всё наоборот.. преодоление трудностей и долгожданные победы приносили истинное наслаждение.

Уважение и восхищение, добрые улыбки друзей и родных согревают и продлевают молодость. 

Уникальная омолаживающая сыворотка MitoVitan® - это отличный подарок любимой женщине, близким и дорогим людям. Вспомните вместе о самом заветном и пусть в жизни каждого станет чуточку светлее и теплее! 

МитоВитан в праздничной упаковке по специальной цене 2500 руб. уже можно приобретсти в фирменном интернет-магазине Mitovitan-shop.com

Поздравительная открытка для Ваших самых добрых пожеланий вкладывается в каждый заказ.

Купить МитоВитан со скидкой и удобной, а главное, быстрой доставкой на дом можно уже сейчас.

Старение — это вовсе не естественный процесс, а скорее болезнь

Старение — это вовсе не естественный процесс, а скорее болезнь. В далеком будущем его можно будет остановить, в ближайшем — серьезно замедлить. Российские исследователи не один год бьются со старением, и им есть о чем рассказать. Как в создании вечной молодости помогают голые землекопы и какие сегодня ведутся исследования, «Ленте.ру» рассказал академик РАН, декан факультета биоинженерии и биоинформатики МГУ им. М.В. Ломоносова Владимир Скулачев.

 

 

Наше тело совершает биохимическое самоубийство: молекулярный биолог Максим Скулачёв отвечает на «Простые вопросы»

Молекулярный биолог, кандидат биологических наук Максим Скулачёв в программе «Простые вопросы» с Егором Хрусталёвым.

Максим Владимирович, добрый вечер! Большое спасибо, что нашли время на эту встречу. Я, в первую очередь, хотел объяснить, наверное, телезрителям, где мы находимся. Это – Московский государственный университет, химическая лаборатория факультета биоинженерии и биоинформатики.

Максим Скулачёв, молекулярный биолог, кандидат биологических наук:
Да. И нашего проекта по синтезу митохондриальных лекарств.

Ну, не начинайте пугать раньше времени словами. Ну, вот посмотрите, поводом к нашей встрече послужило небольшое интервью в рамках ток-шоу. Знаете, оно заинтересовало и меня, и очень многих, кто видел этот небольшой отрывок из интервью. Итак, Вы вместе со своим отцом – он практически всю свою жизнь – занимаетесь тем, что пытаетесь найти и выработать лекарство от старения. И, насколько мне известно, в общем-то, опыты прошли на животных и сейчас на добровольцах в Соединённых Штатах Америки. Итак, близко ли это лекарство?

Максим Скулачёв:
Ну, в общих чертах правильно. Единственное, что, конечно, самое интересное – исследования на добровольцах ведутся в России, тут мы дальше всего продвинулись.

Но исходная идея в том, что, кажется, нам удалось подобрать один из ключиков к проблеме старения.

Во всяком случае, на животных это вещество прекрасно работает. И мы набрались наглости и решили попытаться перевести это уже в применении на человеке. И тут, конечно, это очень сложно и с кучей ограничений, и технических всяких проблем. Но мы их одну за другой решаем и вот в этом году уже начали клинические исследования этого препарата на добровольцах в одной из московских больниц. Тут ещё должен сразу сказать, что наше вещество в нескольких формах существует.

И, например, в форме для местного применения в виде глазных капель, оно уже даже одобрено Минздравом.

Я знаю, что Ваш отец на себе опробовал и даже остановил там какую-то необратимую болезнь.

 

 

Максим Скулачёв:
Да, катаракту. Но он, вообще, склонен к экспериментам, как большой учёный. И, как только у нас первый прототип глазных капель появился – у него очень большие проблемы с глазами, он, естественно, тут же начал их капать себе и вот уже много лет он держит глаз с начальной катарактой в отличном состоянии.

Ну, посмотрите, всё-таки, вокруг так называемой таблетки бессмертия или лекарства от старения на протяжении столетий, или, может быть, даже тысячелетий, было очень много изысканий. Все люди, которые занимались бессмертием, умерли в итоге. И, в общем, что называется, тема сама по себе такая из разряда беллетристики.

Максим Скулачёв:
Безусловно.

Да. Но я советовался с врачами, учёными – они говорят, что Ваши исследования заслуживают особого внимания. Итак, в общем, если очень просто попытаться объяснить – в чём принцип действия вот этого так называемого иона Скулачёва? Потому что я уже не могу выговорить эту терминологию.

Максим Скулачёв:
Да, это, на самом деле, довольно сложная биология. И Вы совершенно правильно сказали, что, вообще, это такая спорная область борьбы со старением – приличным людям стало разрешено ею заниматься только лет 5-10-15 назад.

До этого момента, никакого нормального подхода к этой проблеме не было.

Человек сразу попадал в категорию каких-то шарлатанов или заблуждающихся иногда искренне замечательных людей, но которые ничего практического предложить, на самом деле, не могут. Эта ситуация меняется, уже более-менее признано всеми учёными, что со старением, в принципе, что-то можно сделать. Некоторые экстремисты в этой области – в хорошем смысле, такие, как мой отец – они заявляют, что просто это уже превратилось в чисто техническую задачу. Уже понятно, что надо сделать, только осталось сообразить – как.  Так вот, по поводу того, что нужно сделать, чтобы замедлить старение. У нас есть рабочая гипотеза, что старение в нашем организме запрограммировано – что мы умираем не просто так, потому что дальше не можем жить.

А нам природой или кто уж там сверху это планирует, отведено определённое время.

И в определённое время, в определённый момент запускаются процессы, которые, в конце концов, сводят нас в могилу.

То есть, наше тело совершает своеобразное биохимическое самоубийство.

И это, в общем-то, часть, наверное, природного такого круга, для всех это совершенно понятная вещь.

Максим Скулачёв:
Да. Это, как мы рождаемся…

Весна, лето, осень.

Максим Скулачёв:
Да. Это – результат работы некой биологической программы.

И, с одной стороны, это очень мрачно, потому что получается: ну, что ж, мы такие все – самоубийцы?

Но, на самом деле, если это – правда (это ещё гипотеза, очень много есть подтверждений тому, что это так), если это так, то это очень хорошая новость. Потому что, раз это – программа, то для того, чтобы продлить молодость (не сделать бессмертным человека – про это отдельно должен сказать, что не надо путать борьбу со старением и борьбу за бессмертие, это две абсолютно разные вещи) достаточно помешать работать этой программе.

Что-то испортить, испортить работу этого механизма.

А портить мы уже умеем. Биологи ещё ничего не умеют создавать, это слишком сложно, это уму непостижимо, как работают биологические системы. Но, чтобы сломать радиоприёмник, вам не нужно знать, как он работает, достаточно иметь молоток. И вот это совершенно переворачивает подход к борьбе со старением – нам нужно просто помешать работе природного механизма, тогда мы будем жить лучше и дольше.         

И вот Вы нашли этот механизм, который опытным путём, насколько я читал – мышки, на которых проводят опыт, умирают чуть позже, но умирают в хорошем состоянии.

Максим Скулачёв:
Да, вот, опять же, эти мыши не стали бессмертными, которые принимали это вещество (я отдельно расскажу, как вещество работает, постараюсь максимально понятно) – мыши, принимавшие это вещество, умирали более-менее в тот срок, который им был отведён. Но процесс старости у них конденсировался в очень небольшой промежуток времени.

Они жили молодые, молодые, очень долго, а потом сгорали от вполне определённой болезни и очень быстро.

И, в результате, ну, дай Бог, чтобы это повторилось на человеке, получится, что мы где-то удвоим свой период молодости.  

Самое важное, не будет такого печального существования в последние годы.

 

Максим Скулачёв:
Во всяком случае, так долго. И, кроме того, всё-таки, мыши начинали массово доживать до предела своей продолжительности жизни, а для человека это очень много.

Это, между прочим, 120 лет.

То есть, наша задача, как мы себе её видим – дай Бог, опять же, чтоб, хоть процентов на 10 получилось так сделать – но, чтобы люди массово доживали до 120 лет и в 80 лет ещё играли в футбол-волейбол. Как это работает? Пропуская большой кусок науки, внутри каждой из наших клеток есть своеобразные электростанции, специальные органеллы. Вот у нас с Вами органы, а у клеток органеллы, которые обеспечивают нас энергией. Они называются митохондрии, и там происходит сжигание питательных веществ в кислороде и из-за этого, собственно, мы и можем жить. Из-за этого у нас есть энергия. Так вот выяснилось, что в этом процессе митохондрии зачем-то постоянно синтезируют небольшое количество яда – свободных радикалов.

И, чем мы старше, тем больше этого яда синтезируется.

Вот зачем они  делают? В принципе, этого можно было бы избежать – это совершенно необязательное их свойство. Но, тем не менее, они постоянно нас отравляют. И с возрастом – всё сильнее и сильнее. И вот мы считаем, что это и есть проявление работы той самой программы старения, это – одна из функций митохондрий.

Не только обеспечивать нас энергией для жизни, но и убивать вовремя.

И вот это мы пытаемся сломать.

Я читал некоторые Ваши интервью и видел интервью Вашего отца. И он говорит о том, что есть существа на Земле, которые, в общем-то, и не стареют. И в силу разных других причин. Например, киты или крокодилы, или вот огромные черепахи. А уже киты умирают – что называется, они просто слепнут и там на что-то натыкаются. Это – гипотеза?

Максим Скулачёв:
Это, конечно, гипотеза. На самом деле, очень тяжело изучать китов, особенно всю жизнь, и выяснить процесс их смерти.

Но тут есть совершенно изумительное, наше любимое уже, тотемное существо – называется голый землекоп.

Это – грызун. По физиологии, размеру, по таксономии, то есть, к какому отряду он относится  – это та же самая мышь. И мышь живёт 2-3 года, и умирает со всеми признаками старения: у неё искривляется позвоночник, болезнь Альцгеймера – на самом деле, очень похожие вещи – нейродегенерация происходит. Там всё-всё, как у человека. Сколько живёт голый землекоп – никому не известно.

Опыт уже идёт больше 30 лет, а они всё не умирают.

И особых признаков старения при этом у них нет.  И как им это удаётся – это абсолютная загадка. И, вообще, это очень интересно, как биологический феномен, а, с другой точки зрения, это страшно важно, поскольку доказывает, что старение необязательно, даже для млекопитающих. Там есть какие-то моллюски, очень долго живущие, те же черепахи, но это – совсем наш близкий родственник.

Вот у нас есть некие эволюционные соображения, почему он может себе позволить такую роскошь: не стареть.

Но он существует. И, на самом деле, похоже, что человек уже тоже вступил на этот путь: чисто биологической отмены старения. И через 500 тысяч лет-миллион лет у нас уже  старения, скорее всего, не будет. Просто хотелось бы побыстрее.

Вас бы легко было упрекнуть в том, что Вы занимаетесь, может быть, не самой важной проблемой на сегодняшний день, если бы это всё происходило, скажем, за государственные деньги. Но, насколько мне известно, Вы привлекли инвестиции. В своё время – около 70 миллионов одного из известнейших российских  миллиардеров. Сейчас тоже какой-то фонд помогает Вам собирать средства. Это всё какие-то инвестиции.

Максим Скулачёв:
Да. Тут ещё важно, что это – никакие не фонды. На самом деле, у нас всё серьёзно. Это – новое вещество, придуманное из головы академиком.

И единственный путь, как оно может оказаться внутри человека – как лекарство.

То есть, нужно построить сертифицированное производство, нужно провести полный цикл клинических исследований, только тогда можно применять на людях.

И уже вот, действительно, эта сумма? Это не журналистская выдумка? Уже около 100 миллионов кем-то вложено?

Максим Скулачёв:
Нет, всё-таки, в нас вложили поменьше. Объём инвестиций – где-то, порядка 40 миллионов долларов. За 10 лет. Для российской биологии это – колоссальная цифра. Но, с другой стороны, на Западе – а у нас часть клинических исследований, действительно, ведётся в США, потому что там – главный рынок, главные деньги.

И, вообще, считается, что, если лекарства нет в Америке, то это как-то не очень серьёзно, какая-то местечковая такая штука.

Есть некие традиции в фармацевтике. И мы это прекрасно понимаем, и с самого начал объяснили инвесторам, что мы целимся и туда тоже. Потому что это вещество новое – как для России, так и для Америки, и для Германии. И это мы пытаемся использовать. И там, в среднем, на разработку одного лекарства нового – вот просто от молекулы до, когда оно стоит на полке – это удовольствие стоит где-то миллиард долларов. При том, что мы затратили 40-50 – в общем-то, мы действуем очень скромно. Но, в основном, потому что, всё-таки, основную часть разработок мы ведём в России и в ближайшем зарубежье – и в Беларуси, и в Украине. И это, конечно, гораздо дешевле, чем американские калифорнийские лаборатории. Но, тем не менее, всё нужно делать очень культурно. Это очень дорого, долго, но, в конце концов, это получается. Возвращаясь к вопросу об источнике денег – это коммерческие деньги.

Инвесторы хотят на этом заработать.

Тут очень простая логика: если лекарство что-то делает со старением, то уж точно оно может помочь при определённых болезнях. То есть, старение-не старение, но его вполне можно применять, как лекарство от конкретных старческих заболеваний.

Вы сталкиваетесь в своей работе или в действии Вашего лекарства с такой проблемой, как рак?

Максим Скулачёв:
Да. Конечно, рак вылезает практически у всех биологических существ, кроме голого землекопа, который не болеет почему-то. Тут есть такое понятие: доживание до своего рака. То есть, если Вы побеждаете другие причины смерти: как сердечно-сосудистые, инфекционные болезни, – всё равно, лабораторное животное…

Его клетки в какой-то момент сойдут с ума и начнутся онкологические заболевания.

Мы очень надеялись, что наше вещество поможет бороться и с этой напастью тоже. Да это не так. Нас не очень смущает, дай Бог со всем остальным справиться. Тем более, что в последнее время новые технологии борьбы с онкологическими заболеваниями, там потрясающий прогресс и я уверен, что скоро не будет такой прямо массированной проблемы.

Не кажется ли Вам, что многие люди сами и программируют как-то свою жизнь? Потому что они знают: «Вот, хорошо бы дожить до 80-ти». А вот самый лучший тост – это пожелать человеку 100 лет. Это считается уже какой-то – перевыполнило все возможные планы. То есть, нет ли в этом ни научного, ни медицинского конкретного вещества, объяснения, а это вопрос, как бы, внутренней человеческой программы? После 60-ти выходят на пенсию, и перестаёт этот активный образ жизни, человек программирует себя и выключается?

Максим Скулачёв:
Я, кстати, уверен, что это связано с определённой химией внутри. Это, явно, какие-то нейрорегуляции. Но это совершенно верно.

Типичный пример – пожилые профессора, которые могут там до 90 лет гонять всю кафедру, держать её в страхе.

Потом их кто-то подсидит, скажет, что уже пора на пенсию и человек: «Да, уже 90 лет, пора и отдохнуть». И такие  люди обычно сгорают в течение года-двух от таких болезней, о которых они даже не подозревали, что они у них могут быть.

У них как будто что-то выключается внутри.

То есть, Вы тоже думаете, что есть какое-то вещество?

Максим Скулачёв:
Да, мне кажется, что, когда человек ведёт такую активную социальную жизнь, когда он явно полезен для других людей – вот это очень важный пункт: полезность для других, не только для себя – то что-то в нашем мозге (причём есть даже подозрение – где) постоянно посылает сигнал, притормаживающий эту программу старения.

Что: «Ты ещё нужен, погоди, ты полезен виду. Ты ещё нужен человечеству, вообще».

Это, явно, происходит через какую-то химию. Вот в ней бы поразбираться. Но это, конечно, очень сложно и очень долго.  

Скажите, а если Ваши исследования придут к какому-то финалу и появится, скажем, какая-то таблетка или микстура – это будет, наверное, лекарство для очень богатых людей?

Максим Скулачёв:
Нет, ни в коем случае. И, на самом деле, простая экономика показывает, что гораздо выгоднее накормить более дешёвым лекарством миллионы человек, чем какой-то мега-супер-золотой таблеткой сотню олигархов.   

В этой ситуации я и в шутку, и всерьёз хочу сказать Вам: Бог в помощь.

Максим Скулачёв:
Спасибо.

Низкий поклон Вашему отцу. Я решил побеседовать именно с Вами, потому что подумал, что, поскольку мы с Вами приблизительно одного возраста – о тех, кому за 80, мы сможем как раз посплетничать.